Україна є членом
Всесвітньої
Метеорологічної
Організації

САРНИ
інше містоБахмутАсканія НоваБ.Дністр.Б.ЦеркваБаришівкаБаштанкаБердянськБереговоБережаниБехтериБіловодськБілогорськБілопілляБобринецьБогодухівБолградБориспільБотієвоБродиВ.БерезнийВ.БурлукВ.ВолинськийВ.Олександр.Вес.ПоділВилковоВінницяВознесенськВолновахаГадячГайворонГайсинГенічеськГлухівГубинихаГуляй ПолеДебальцевоДніпроДолинаДолинськаДонецькДрогобичДружбаДубноЖашківЖитомирЖмеринкаЗапоріжжяЗатишшяЗвенигородкаЗнаменкаЗолотоношаЗолочівІвано-ФранківськЧорноморськІзмаїлІзюмК.ПодільскийКам'янкаКанівКерчКиївКирилівкаКропивницькийКобелякиКовельКоломакКоломияКомісарівкаСлобожанськеКонотопКоростеньПокровськКрасноградКременецьКривий РігКуп'янськЛебединЛозоваЛубниЛуганськЛуцькЛюбашівкаЛюбешівЛьвівМаневичіМаріупольМелітопольМиколаївМиронівкаМіжгір'яМог.-ПодільсМостискаН.ВолинськийН.ВоротаН.КаховкаН.СірогозиН.СтуденийН.УшицяНіжинНікопольНоводністровськНовомиргородНовопсково.ЗмiїнийОвручОдесаОлевськОстерОчаківПавлоградПервомайскПлайПожежевськаПокошичиПолтаваПомошнаПрилукиПришибРава-РуськаРахівРівнеРоздільнаРомниСаратаСарниСватовоСвитязьСвітловодськСелятинСеменівкаСербкаСинельниковоСімферопольСлавськеСмілаСтрийСтрілковеСумиТернопільТетерівТроїцькеТуркаУжгородУманьФастівХарківХерсонХмiльникХмельницькийХорлиХустЧаплиноЧеркасиЧернівціЧернігівЧигиринЧорнобильЧорноморськеЧортківШепетівкаЩорсЯворівЯготинЯмпільЯремча
27 червня
4:59
16:35
21:34
Поточна погода
22.5 °
Вітер
3 м/c
Волог.
72 %
Тиск
747 мм рт. ст.
Прогноз
Погоди
27.06 Чт 28.06 Пт 29.06 Сб 30.06 Нд 1.07 Пн
Ніч День Ніч День Ніч День Ніч День Ніч День
Хмарність та опади
Температура, °C 16..18 25..27 12..14 20..22 11..13 20..22 10..12 24..26 12..14 28..30
Вітер, м/c 7-12 7-12 5-10 7-12 5-10 7-12 3-5 5-10 3-5 5-10
Напрям вітру
Гидрология и водные ресурсы в рамках ВМО – становление Программы

Артур Аскью
Предпосылки
Социологи подробно и долго обсуждают важность наследственных факторов и факторов, связанных с окружающей средой, в развитии человека. То же самое можно сказать и относительно важности для некоторой общественной организации тех факторов, которые она унаследует при создании, а также важности той научной и административной среды, в которой она развивается с течением времени.

Когда речь идет о программе ВМО по гидрологии, сначала следует взглянуть на состояние гидрологии как науки и ее практического применения во второй половине XIX века. В результате новаторской работы Пьера Перро и других исследователей в XVII и XVIII веках было сформировано общее представление об основных принципах, управляющих гидрологическим циклом, к которому стремились все те, кто был заинтересован в объяснении природных явлений. Когда вступила в свои права индустриальная революция, появилась необходимость в практическом применении имевшихся знаний. Инженеры тех дней сконцентрировали свои усилия на решении проблем на местах и, таким образом, в практической деятельности доминировали типовые правила и нормы, установленные национальными органами, которые применялись сугубо на местном уровне. Не было никакой необходимости в официальной координации работ в этой области на международном уровне.

То же желание понять суть природных явлений привело к развитию метеорологии как научной дисциплины, но в случае с метеорологией глобальный контекст был очевиден повсюду и с самого начала. Первый международный метеорологический конгресс состоялся в Вене в сентябре 1873 г., и именно этот конгресс учредил Международную метеорологическую организацию, которая явилась прямой предшественницей ВМО. За восемь лет до этого была подписана Международная телеграфная конвенция, и был создан Международный телеграфный союз, который явился предшественником сегодняшнего Международного союза электросвязи (МСЭ). В сентябре 1874 г. в Берне (Швейцария) к этим двум организациям добавился Всеобщий почтовый союз, который вскоре был переименован во Всемирный почтовый союз (ВПС).

Интересно отметить, что все три организации появились в течение восьмилетнего периода с очень похожими целями: МСЭ – чтобы определить, что такое сообщение и как его следует передавать; ВМО – чтобы определить, что такое метеорологические данные и формат, в котором их следует передавать; ВПС – чтобы определить, что такое почтовое отправление и кто должен платить за его доставку. Эти организации были учреждены за 50 лет до появления Лиги Наций и за 75 лет до появления Организации Объединенных Наций. Позже они приобрели межправительственный статус и были включены в систему Организации Объединенных Наций, и можно с полным правом утверждать, что в этой системе они являются самыми старыми членами. Никто не может отрицать важности для всего мира работы Всемирной организации здравоохранения или Организации Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО), но врачи, учителя и ученые не зависят от этих организаций в той степени, в какой глобальная телесвязь, метеорология и почтовые услуги зависели и по-прежнему зависят от МСЭ, ММО/ВМО и ВПС.

Краткий экскурс в историю ВМО и рассмотрение ее роли в области метеорологии важны, так как подчеркивают, какое большое значение стала играть ВМО для метеорологии к началу XX века, оставаясь в то же время не известной для абсолютного большинства гидрологов, которые по-прежнему работали на национальном и провинциальном уровнях.

Гидрология: быть или не быть?
ММО не явилась результатом какого-либо решения, благонамеренно принятого должностными лицами на высоком уровне от имени метеорологического сообщества. ММО являлась, а ВМО по-прежнему является организацией, созданной по инициативе снизу странами-членами для служения целям, которые они определили. Однако с течением времени национальные метеорологические службы (НМС), учредившие ММО, увидели, что их Организация могла бы играть полезную роль в областях, весьма далеких от тех, для которых она первоначально создавалась, и пересмотрели программу ее работы, чтобы включить новые направления.

Приблизительно в одной трети стран за оперативные аспекты метеорологии и гидрологии отвечает одна организация, а именно Национальная гидрометеорологическая служба. С течением времени ММО неизбежно должна была осуществлять деятельность в области гидрологии, и поэтому, когда Организация учредила ряд технических комиссий, одной их них была Комиссия по гидрологии (КГи), созданная в 1946 г. Она провела одну сессию в 1947 г. в Торонто (Канада), при этом повестка дня охватывала такие темы, как сотрудничество между национальными гидрологическими службами (НГС) и НМС, региональное сотрудничество в области гидрологии и международный глоссарий терминов.

 

ООН, Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО) и ЮНЕСКО были созданы в 1945 г., а Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) была создана в 1948 г. В то время на ММО оказывалось давление, чтобы она присоединилась к этой системе организаций, но для этого она должна была стать правительственной, что вызывало много вопросов и озабоченность внутри Организации. В результате, только в 1950 г. было принято решение учредить ВМО в качестве полноценной межправительственной организации. К моменту проведения Первого конгресса ВМО (Париж, 1951 г.) у КГи едва ли было достаточно времени, чтобы набрать силу, и не было существенных результатов, о которых можно было докладывать. Президент Комиссии д-р Уруваев (СССР) был приглашен на Кг-I, но не участвовал в его работе, а вице-президенту г-ну Бернарду (США) такое приглашение не было направлено. Очень немногие постоянные представители, участвовавшие в работе Конгресса, обладали знаниями по гидрологии, полученными из первых рук. Поэтому не удивительно, что когда прозвучал призыв сократить количество технических комиссий, интересы КГи некому было защитить, и она была удалена из списка.
Кг-I – Кг-III: первые импульсы
В первые годы существования ВМО региональные ассоциации (РА) и Комиссия по гидрологии обсуждали гидрологические проблемы на своих сессиях, но никаких реальных движений к тому, чтобы вновь внести на рассмотрение вопрос о гидрологии, не было до 1954 г., когда Экономический и социальный совет Организации Объединенных Наций (ЭКОСОС) рекомендовал, чтобы специализированные организации ООН уделяли больше внимания проблемам управления водными ресурсами, включая сбор гидрологических данных, и недвусмысленно предложил, чтобы ВМО выполняла эту роль в сотрудничестве с НГС и Международной ассоциацией по научной гидрологии, которая позднее была переименована в Международную ассоциацию гидрологических наук (МАГН). В результате, Генеральный секретарь предложил на Кг-II (1955 г.), чтобы ВМО взяла на себя эту ответственность.

В то время Конвенцию ВМО легко можно было изменить, чтобы сделать Организацию ответственной за все метеорологические и связанные с водными ресурсами вопросы. Никакая другая организация не имела столько возможностей, сколько ВМО, чтобы взять на себя эту роль. Никто бы и не оспаривал такое решение, но вместо этого Конгресс принял только то, что ВМО будет отвечать за аспекты, «которые являются общими для метеорологии и гидрологии». Заседание Исполнительного Совета (ИС), состоявшееся сразу после Кг-II, имело более широкое суждение по этому вопросу и учредило группу экспертов по развитию водных ресурсов для разработки предложений по будущим направлениям деятельности Организации в области водных проблем. Все шесть членов группы экспертов являлись признанными лидерами в своих областях. Среди них были Макс Колер (США), Жильбер Уайт, назначенный ККл, и Леон Тисон, Генеральный секретарь МАГН. Интересно отметить, что группу экспертов возглавил Оливер Эшфорд, сотрудник Секретариата ВМО.

Итак, развитие Программы ВМО по гидрологии и водным ресурсам проходило следующим образом: хорошее раннее начало, за которым последовала неожиданная остановка, а затем медленное и нерешительное возобновление в непростой, как увидим позже, обстановке.

Группа экспертов рекомендовала «…ВМО принять на себя обязанности в области гидрологии, аналогичные своим нынешним обязанностям в области метеорологии», и изменить Конвенцию так, чтобы у НГС было такое же положение, как и у НМС. На своем совещании в 1957 г. ИС решил узнать мнение стран-членов по этому вопросу. Мнения разделились, и годом позже ИС выбрал такой вариант, при котором ВМО принимала на себя обязанности по всем аспектам гидрологии, «которые предполагают связь с метеорологическими аспектами», и рекомендовал Конгрессу учредить Комиссию по гидрологии, но об изменении Конвенции не говорилось ни слова. В этом же году совещания высокого уровня в рамках ООН недвусмысленно попросили ВМО принять на себя обязанности по широкому кругу вопросов, касающихся поверхностных вод, а МАГН и Международный совет геодезии и геофизики сделали это предложение еще весомее.

На протяжении 50 лет со времени создания КГи было избрано 7 президентов Комиссии, 11 вице-президентов, а Департамент по ГВР возглавляли 7 директоров. Все эти 25 гидрологов по своему способствовали развитию гидрологии в рамках ВМО и возглавляли Комиссию и небольшую, но целенаправленную группу в Секретариате, работавшую для поддержки многих национальных экспертов, от которых зависела деятельность Организации в этой области. В диаграмме на странице 142 в обобщенном виде показаны посты, которые занимали в истории КГи известные личности.

Потребовалась бы целая книга, чтобы воздать должное достижениям каждого из них и их уникальным вкладам в развитие КГи в целом. В рамках одной короткой статьи названы только имена Макса Колера и Джерри Немеца. Без дипломатичной настойчивости и дара предвидения Макса второе рождение Комиссии ВМО по гидрологии задержалось бы на длительное время с серьезными последствиями для будущей Программы по ГВР. Особый «колорит» методов работы Джерри Немеца, стал отличительной чертой Программы ВМО по гидрологии и водным ресурсам на последующие 20 лет. Без него Департамент по ГВР не стал бы такой активной и эффективной силой, какой он стал.

Принципы и правила работы, установленные в конце 1960-х и начале 1970-х годов, принесли пользу всем последующим президентам и директорам, и все бы они с готовностью выразили признательность двум своим предшественникам.

Кг-III – Кг-IV: комиссия по каким вопросам?
Учитывая всю внутреннюю подготовительную работу и внешнюю поддержку, можно было ожидать, что Кг-III (1959 г.) примет решение о возобновлении деятельности ВМО в качестве организации, которая занимается как метеорологическими, так и гидрологическими вопросами, но этого не случилось. Конгресс только разрешил ВМО координировать деятельность в области «гидрологической метеорологии». Таким образом, в то время как гидрологическое сообщество приветствовало воссоздание комиссии, название у этой комиссии было «Комиссия по гидрологической метеорологии», а так как Конгресс не смог дать определение этому термину, появились проблемы, которые оставались неразрешимыми в течение ряда лет.

Снова ВМО упустила блестящую возможность учредить себя в качестве ведущей организации ООН в области геофизики и природных ресурсов к большому разочарованию тех, кто так усердно работал над подготовкой предложений. Очень легко критиковать эти решения Конгресса, но следует помнить, как Организация создавалась, и учитывать обстановку, в которой разрабатывались ее программы.

Если бы ВМО взяла на себя более широкие обязанности, касающиеся пресной воды, то сообщество, занимающееся водными проблемами, вполне справедливо должно было желать иметь представительство в руководящих органах Организации. Постоянные представители ведут дискуссии на заседаниях Конгресса и Исполнительного Совета с целью достижения наилучшего результата для Организации в целом, но в то же время они ведут эти дискуссии и как представители своих стран. В этих дискуссиях они используют свой опыт, накопленный на национальном уровне. Однако ни в одной стране нет такого положения дел, при котором за все вопросы, касающиеся пресной воды, отвечает одна организация, и поэтому, даже если бы постоянные представители желали поделиться своими полномочиями в рамках ВМО с гидрологами, было бы совсем не ясно, кто конкретно является их партнерами. Ясно было одно: какой бы из государственных департаментов ни занимался водными проблемами, скорее всего, он обладал более широкими возможностями, чем НМС как в политическом, так и в финансовом плане. В этой связи в глазах многих постоянных представителей разделение полномочий с гидрологами означало не только размывание целей и отличительных черт Организации, но и повышение угрозы для ее существования в том виде, в каком она существовала, в связи с предполагаемым доминированием политических интересов высокого уровня, т.е. имели место те же самые опасения, которые задержали согласие ММО получить правительственный статус в далеком 1945 году.

Таким образом, несмотря на то, что многие аргументы против того, чтобы более активно заниматься гидрологией, можно легко отклонить, результат не должен был быть неожиданным, принимая во внимание связанный с таким шагом риск, с которым, по мнению делегатов, имевших право голоса, пришлось бы столкнуться. Эти аргументы рассмотрены в настоящей статье довольно подробно, потому что они оставались уместными на протяжении следующих 50 лет и привели к тому, что ИС и Конгресс отвергли несколько предложений похожего характера в ряде последующих случаев.

К сентябрю 1959 г. 30 стран-членов назначили экспертов для работы в Комиссии, и она была официально учреждена. Первым президентом Комиссии был выбран Макс Колер, вице-президентом – Леон Тисон (Бельгия), который по-прежнему остается Генеральным секретарем МАГН. Первая сессия Комиссии состоялась в Вашингтоне в 1961 г. Она учредила семь рабочих групп и приняла ряд рекомендаций. Однако компромиссное решение Кг-III не способствовало эффективной работе сессии в том плане, что большая часть драгоценного времени была отдана обсуждению значения термина «гидрологическая метеорология». В конце концов, сессия приняла решение сконцентрировать свою деятельность на проблемах метеорологического характера и связанных с ними проблемах поверхностных вод и водного баланса, исключая такие темы, как наносы, грунтовые воды и качество воды.

Если не обращать внимания на решения ВМО, касающиеся Комиссии, то интересно отметить, что в течение 1950-х и 1960-х годов ВМО успешно реагировала как на ранее прозвучавший призыв ЭКОСОС по линии технического сотрудничества, так и на отдельные просьбы стран-членов о предоставлении консультаций по широкому кругу вопросов, связанных с пресной водой.

В начале 1960 г. ведущие члены МАГН, отмечая значительный успех Международного геофизического года (1957/58) и то, что его программа не включает гидрологию, поддержали идею о проведении Международного гидрологического десятилетия (МГД). Тесные связи между МАГН и гидрологической программой ВМО естественным образом привели к появлению предложения о том, что ВМО следует взять на себя руководство МГД, и это предложение обсуждалось в коридорах ВМО во время проведения ИС. Однако несмотря на то, что об этом предложении говорилось во время дискуссий, в отчетах сессий ИС в период до 1962 г. оно не упоминается. Неофициальное мнение сводилось к тому, что ВМО не готова принять на себя обязанности по руководству такой крупной международной инициативой, и это не удивительно, учитывая тот факт, что ей все еще нужно было определиться с собственной деятельностью в этой области.

ЮНЕСКО пересматривала свою давно учрежденную программу по проблемам засушливых земель и предложение, касающееся МГД, нашло в Париже более теплый отклик. Соответственно, Секретариат МГД расположился в ЮНЕСКО. МГД было четко определено как межправительственная и межучрежденческая программа, в рамках которой каждая организация ООН или НПО будет осуществлять те виды деятельности, которые больше всего соответствуют ее компетентности. В отчете ИС-XIV (1962 г.) было упомянуто, что ЮНЕСКО курировала развертывание МГД. На следующий год Кг-IV был информирован о МГД, и многие постоянные представители не без удивления обнаружили, что ряд тем, которые, по их мнению, касались метеорологии, рассматривались в рамках Десятилетия.

Такое развитие событий убедило Конгресс в важности более широкого подхода к гидрологии, и в этом контексте был пересмотрен круг обязанностей Комиссии, она стала называться Комиссией по гидрометеорологии, а Конгресс осуществил организационные мероприятия для более активного участия ВМО в МГД. Исходя из этого ИС учредил Группу экспертов ВМО по вопросам МГД, которая проводила ежегодные совещания в течение последующих 10 лет. Она курировала существенный объем работы, которую ВМО выполняла самостоятельно или в сотрудничестве с другими организациями ООН и некоторыми НПО в качестве своего вклада в МГД.

Кг-IV – Кг-VI: задачи, связанные с МГД
Вторая сессия КГи состоялась в Варшаве в 1964 г. и опять столкнулась с проблемами. Первая проблема касалась состава и объема ее работы, потому что в зависимости от языка и национальных практик термин «гидрометеорология» мог означать гидрология плюс метеорология или ограниченный круг тем, которые попадают в сферу как гидрологии, так и метеорологии. Кроме того, МГД вот-вот должно было начаться, и необходимо было определить связь между работой ВМО в интересах МГД и собственной программной деятельностью КГи. Это обязывало Комиссию определить конкретные области гидрологии, которые представляли особый интерес для ВМО в соответствии с решениями Конгресса, что было совсем не простой задачей. В конце концов, КГи решила, какой будет программа ее работы, учредила 10 рабочих групп и переизбрала Макса Колера президентом.

МГД началось в 1965 г., и Кг-V, состоявшийся в 1967 г., одобрил ту роль, которую ВМО играла в программе работы МГД, и предложил поддержку для расширения этой роли.

Третья сессия КГи прошла в Женеве в 1968 г. В то время как МГД открыло для ЮНЕСКО вход в сферу международной гидрологии, оно также поставило перед ВМО задачу более четко определить свою область ответственности, что было затруднено в связи с продолжавшейся неразберихой в интерпретации термина «гидрометеорология». В этой связи КГи-III предложила, чтобы Комиссия еще раз изменила свое название и стала на этот раз Комиссией по гидрологии, а ВМО взяла на себя ответственность за оперативные аспекты наземной фазы гидрологического цикла, включая сбор, хранение и публикацию гидрологических данных. КГи также одобрила ряд видов деятельности, на которых должно быть сосредоточено ее основное внимание в последующие 30 с лишним лет, а именно:

  • проектирование гидрологических сетей и сбор данных;
  • хранение и анализ данных;
  • применение гидрологических данных в управлении водными ресурсами;
  • прогнозирование наводнений;
  • терминология и стандарты.

КГи-III положила конец периоду длиною в 10 лет, в течение которого Макс Колер искусно управлял гидрологической программой ВМО, которая существовала на правах сироты в ММО и превратилась в полноценную программу в ВМО. Сначала поддержка со стороны Секретариата обеспечивалась двумя или тремя сотрудниками, которые работали в подразделении по применениям метеорологии. К концу этого периода в Секретариате ВМО было создано самостоятельное подразделение, отвечающее за вопросы гидрологии и водных ресурсов. Возглавлял это подразделение Яромир (Джерри) Немец (Чешская Республика).

В 1968 г. КГи-III обсудила планы проведения Конференции в середине МГД, на которой предполагалось не только рассмотреть успехи, достигнутые в первые пять лет Десятилетия, и разработать план на вторые пять лет, но и обсудить долгосрочный план международных действий в области гидрологии. ВМО играла определенную роль в международной гидрологии с 1947 г., в то время как в ЮНЕСКО до МГД самой близкой программой к проблемам пресной воды была программа по проблемам засушливых земель. Таким образом, один из главных вопросов для взаимоотношений ВМО и ЮНЕСКО заключался в следующем: будет ли ЮНЕСКО играть активную роль в гидрологии после завершения МГД? Если да, то какую роль отведет себе эта организация?

Конференция в середине МГД должным образом была проведена в 1969 г. в Париже. Она дала возможность ВМО рассказать о своих многочисленных проектах, которые выполнялись в качестве вклада в МГД, а также позволила всплыть на поверхность ряду проблем, обусловленных потенциальным дублированием ВМО и ЮНЕСКО деятельности друг друга и отношениями между двумя Секретариатами, которые стали весьма напряженными. Никто не отрицает, что личности ключевых фигур сыграли в этом определенную роль, однако сказался также недостаток координации на национальном уровне действий людей, которые представляли страны в руководящих органах двух организаций.

Ситуация только усугубилась в связи с речью, которую произнес на открытии конференции Генеральный директор ЮНЕСКО, заявивший без предварительных межучрежденческих консультаций следующее: “Я готов приветствовать любое предложение по созданию некоторой постоянной системы международного сотрудничества в интересах научной гидрологии в целом, которая, несмотря на включение в правовую структуру ЮНЕСКО, была бы достаточно открытой и гибкой, чтобы допустить как можно более широкое в ней участие». Сэр Артур Дэвис, Генеральный секретарь ВМО с 1955 г. по 1979 г., также выступил на открытии конференции и в ответ на слова Генерального директора ЮНЕСКО заметил, что, «кажется, дело пошло не туда, куда предполагалось первоначально».

В 1968 г. КГи-III предложила провести межправительственную Техническую конференцию гидрологических и метеорологических служб, чтобы найти пути укрепления роли НГС в ВМО. Конференция была проведена в 1970 г. в Женеве. Помимо ряда важных технических рекомендаций, касающихся взаимодействия между гидрологическими и метеорологическими службами, Конференция рекомендовала создать Консультативный комитет по оперативной гидрологии. Это предложение было принято Кг-VI в 1971 г. с целью обеспечения консультаций для ИС и Конгресса по вопросам, касающимся принципов сотрудничества между НГС на региональном и международном уровнях и планирования программы ВМО по гидрологии и водным ресурсам.

Шестой Конгресс еще раз определил область ответственности ВМО по проблемам пресной воды как «оперативную гидрологию», включая вопросы, касающиеся грунтовых вод, влажности почвы, переноса наносов и качества воды. Кроме того, по просьбе КГи-III он, наконец, дал Комиссии ее нынешнее название, исключив термин «гидрометеорология» как имеющий слишком ограничительное значение и вносящий путаницу. Также в 1971 г. ВМО провела у себя в штаб-квартире в Женеве ежегодную сессию Координационного совета по МГД, и к этому времени отношения между ВМО и ЮНЕСКО стали медленно улучшаться.

Кг-VI – Кг-VII: достижение совершеннолетия
КГи-IV состоялась в апреле 1972 г. в Буэнос-Айресе. Она реорганизовала работу Комиссии и ее вклад в МГД так, чтобы это соответствовало составу и объему работ, согласованных Конгрессом, назначила рабочие группы и докладчиков и развернула ряд соответствующих проектов.

Следует отметить, что ВМО и ЮНЕСКО были не единственными организациями, которые разрабатывали программы по проблемам пресной воды в период 1950-х и 1960-х годов. Большинство других организаций интересовали вопросы использования воды для различных целей: ФАО – для сельского хозяйства; ВОЗ – для питья и санитарии; региональные экономические комиссии ООН естественным образом рассматривали воду как экономический ресурс; для Международного агентства по атомной энергии вода являлась охлаждающим средством для ядерных электростанций или жидкостью, которую можно контролировать, используя радиоизотопы. Также интерес к воде проявляли многие НПО. ВМО по мере необходимости сотрудничала со всеми этими организациями, но с самого начала ее самыми тесными партнерами всегда были ЮНЕСКО и МАГН по причинам, которые должны быть ясны из предыдущих разделов этой статьи.

Говорят, что сэр Артур Дэвис видел ВМО в качестве Всемирной геофизической организации, но не смог убедить членов ИС поддержать его мнение и был разочарован, когда ЮНЕСКО взяла на себя ответственность за океанографию, а затем, во время и после МГД – также и за научную гидрологию. Кое-кто надеялся и даже ожидал, что ВМО возьмет на себя главную роль в области пресной воды после МГД, но так как ЮНЕСКО курировала создание Координационного комитета по МГД и обширной сети национальных комитетов по МГД, то следовало ожидать, что те, кто занят в этой крупной межправительственной структуре, захотят, чтобы она продолжала действовать в том же духе.

В связи с этим во время второй половины МГД стало ясно, что ЮНЕСКО сохранит главную роль по вопросам пресной воды в рамках системы ООН. С учетом улучшившихся как никогда отношений между ВМО и ЮНЕСКО как на официальном, так и на личном уровне, было разработано дружественное соглашение, в соответствии с которым ВМО сохраняет и даже укрепляет свою роль в том, что Конгресс определил как оперативная гидрология, а ЮНЕСКО сконцентрирует свое внимание на научной гидрологии.

Тот факт, что ЮНЕСКО предпочла использовать правительственный механизм, созданный для МГД, в качестве основы для курирования последующей собственной Международной гидрологической программы (МГП) привел к некоторому непониманию в конце 1970-х и даже в 1980-х годах. Довольно часто национальные делегаты спрашивали, почему ВМО не вносит такого вклада в МГП, который она вносила в МГД. Они не могли понять, что МГП – это не межучреденческая, а в полной мере внутренняя программа ЮНЕСКО и что с 1975 г. организации, которые вносили вклад в МГД, осуществляют собственные независимые программы.

Защита от частичного совпадения или конфликта интересов между программами ВМО и ЮНЕСКО была обеспечена в форме межучрежденческого соглашения, одобренного исполнительными органами обеих организаций. Соглашение предусматривало, что обе организации могут посылать своих представителей на совещания конституционных органов друг друга, каждые пять или шесть лет они проводят совместные межправительственные конференции для выработки рекомендаций по программам, председатели соответствующих комиссий (в случае ВМО – КГи) ежегодно встречаются с представителями секретариатов для разработки более детальных планов совместных действий. Последние 30 лет этот механизм работал довольно успешно, помогая преодолевать трудности, с которыми приходилось сталкиваться в прошлом. Однако необходимо сказать, что никакой координационный механизм не сможет гарантировать хорошие отношения между организациями. Это может быть обеспечено только посредством взаимного уважения и хороших личных отношений между заинтересованными лицами с обеих сторон, и долгосрочные тесные взаимоотношения между ВМО и ЮНЕСКО в области пресных вод являются в этом плане хорошим примером.

Международная конференция по результатам МГД была совместно проведена ЮНЕСКО и ВМО в 1974 г. ВМО доложила о 60 проектах по линии МГД, которые она осуществила в качестве вклада в Десятилетие. По результатам многих проектов были выпущены технические публикации, представляющие большую ценность для НГС. МГД привело к долгожданной активизации международного сотрудничества по проблемам пресных вод, и когда оно завершилось, ВМО приступила к переработке своей гидрологической программы с тем, чтобы она соответствовала новым условиям.

Несмотря на то, что МГД придало работе ВМО в области пресных вод новые силы и повысило ее престиж, основная деятельность Организации была по-прежнему сконцентрирована на подготовке международных руководящих документов по оперативной гидрологии, в частности серии изданий Руководства по гидрологической практике и наставлений по различным техническим аспектам, публикации технических записок по более конкретным темам, проведении технических конференций (часто в сотрудничестве с МАГН или другими организациями) и осуществлении ряда проектов по сравнению гидрологических моделей, а также гидрологических приборов, таких как дождемеры, измерители скорости потока, атмометры. Несмотря на то, что технология и оперативная практика с течением времени существенно изменились, особенно в результате как никогда широкого использования компьютеров, модель работы КГи и Секретариата ВМО в основном оставалось неизменной до конца XX века.

В отличие от НМС у НГС нет необходимости в стандартизации методов измерений или обработки данных, кроме измерений, проводимых на совместно используемых речных бассейнах или водоносных горизонтах. В результате были развиты национальные традиции и стандарты, которые часто сильно отличались от страны к стране, при этом развитые страны имели все необходимое, а развивающиеся страны независимо от финансовых проблем страдали от реального недостатка методических документов и опыта. Однако, принимая в гидрологии модель работы, аналогичную модели, использовавшейся в метеорологии, ВМО способствовала обмену информацией и технологией. Это не только позволило ввести развивающиеся страны в сферу гидрологии XX века, но также дало возможность представителям НГС развитых стран сравнивать свои наблюдения с наблюдениями своих коллег из других развитых стран и, таким образом, совершенствовать свою практику.

В 1950-х, 1960-х и 1970-х годах никто не говорил о глобализации, только несколько мечтателей видели, что оперативная гидрология будет иметь глобальный характер, но, благодаря работе ВМО, те люди, которые занимались оперативной гидрологией, сумели превратиться в глобальное сообщество, аналогичное международным сообществам, сконцентрированным на гидрологических науках под эгидой МАГН и ЮНЕСКО.

Весь ход событий в конечном итоге нашел отражение в работе Кг-VII, который одобрил изменение Конвенции ВМО – редкое и значимое событие –, чтобы внести положение об «ответственности ВМО за содействие развитию деятельности в области оперативной гидрологии». Были также внесены изменения в Общий регламент, чтобы отразить концепцию, предполагающую наличие у постоянных представителей советников по гидрологии и выборы в региональных ассоциациях региональных советников по гидрологии. Кроме того, Программа по ГВР (ПГВР) была определена в качестве самостоятельной основной программы Организации. Таким образом гидрология, наконец, перестала быть просто одной из областей применения метеорологии, но была признана в качестве самостоятельной равноправной дисциплины.

Период после Кг-VII: прочная база в метрополии

Серебряный юбилей Комиссии по гидрологии (Будапешт, Венгрия, июль 1986 г.) – (слева направо): Я. Немец (директор Департамента по гидрологии и водным ресурсам Секретариата ВМО, 1968–1987 гг.); М.А. Колер (президент КГи, 1960–1968 гг.); Г.О.П. Обаси (Генеральный секретарь ВМО, 1984–2003 гг.); Е.Г. Попов (президент КГи, 1968–1976 гг.); Р.Г. Кларк (президент КГи, 1976–1984 гг.); О. Старосользский (президент КГи, 1984– 1993 гг.)
Следующие сессии КГи были проведены в 1976 г. (Оттава, Канада), 1980 г. (Мадрид, Испания), 1984 г. (Женева), 1988 (Женева), 1993 г. Женева), 1996 г. (Кобленц, Германия), 2000 г. (Абуджа, Нигерия) и 2004 г. (Женева), но структура и характер ПГВР остаются прежними в течение уже более 30 лет. Кто-то может спросить, хорошо ли это? В ответ в этом случае должно прозвучать громкое «да», потому что, в то время как политическая и техническая среда, в которой существует Организация, существенно изменилась, основные потребности НГС остались прежними: им по-прежнему необходимо собирать, хранить и анализировать гидрологические данные, оценивать количество и качество ресурсов пресной воды в регионе и прогнозировать будущие уровни воды в реках и водоносных слоях, а также масштаб наводнений и засух.

О деятельности КГи и ВМО в целом рассказывалось в течение многих лет в бесчисленном количестве статей в Бюллетене ВМО. Если мы заново просмотрим эти статьи, то поймем, что Организация может гордиться тем, что она достигла, поддерживая работу в области оперативной гидрологии на национальном и региональном уровнях в течение почти 50 лет. На начальной стадии перед ней стояла задача определить, какую роль она должна играть в области международной гидрологии и водных ресурсов, и в результате она определила эту роль достаточно точно. Для сравнения можно отметить, что в основных документах других организаций ООН можно найти лишь очень общие заявления, касающиеся областей их ответственности. Несмотря на то, что многие желали бы, чтобы сфера деятельности ВМО была значительно шире, у нее были причины – и это были веские причины – ограничить свою область ответственности. В результате ВМО является уникальной организацией в системе ООН не только с точки зрения своей технической направленности, но и с точки зрение ясной формулировки направлений своей деятельности. Еще большей отличительной чертой является ясное понимание того факта, что Организация состоит из НМС и НГС и что именно они осуществляют работу ВМО при поддержке со стороны Секретариата в установленном порядке.

Решения Кг-VII вовсе не сделали ВМО Всемирной метеорологической и гидрологической организацией и даже не приблизили мечту о том, чтобы она стала Всемирной геофизической организацией, они ясно показали сообществу, занятому оперативной гидрологией, что оно может рассчитывать на ВМО как на настоящего партнера в сложной и часто противоречивой ситуации, связанной с пресной водой. Именно такой статус и структура Организации остаются до сегодняшнего дня, по прошествии уже около 33 лет.

Снова будет оказываться и уже оказывается давление в отношении реорганизации организаций в рамках системы ООН. Приведет это или нет к тому, что ВМО примет на себя более широкие обязанности, решать странам-членам, но несомненно одно: факторы, оказавшие влияние на появление Программы по гидрологии и водным ресурсам, и среда, в которой она развивалась, сослужили ей хорошую службу и привели к появлению сконцентрированной, но все же гибкой международной среды, в которой НГС могут чувствовать себя как дома и максимизировать свои усилия, чтобы вместе работать для поддержки как национального, так и международного развития.

Примечание автора
Информация для этой статьи была почерпнута из многочисленных разговоров с теми, кто играл опр